Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 

 

ВОСПОМИНАНИЯ

Крыма Якова Евгеньевича

 

     Уже несколько месяцев находился в лесу. Зима в 1941 году наступила рано, стояли сильные морозы, выпало много снега.

     Часто вели бои с врагом, не давали им покоя на дороге Карасубазар- Алушта, ходили на операции за продуктами, которые почти всегда заканчивались боями. Особенно трудно было нам , курильщикам ,- табак тоже добывали с боем. Одежда, обувь у нас всех была почти летняя, мы страдали от морозов, даже были случаи обмораживания. Наш боец москвич Володя Шаров отморозил все пальцы на ногах, и мы шутили, что никогда  никто ему после войны не поверит, что в солнечном Крыму он сумел отморозить себе ноги. Но это было так.

     Наступил 1942 год. 3 января был получен приказ о захвате деревень Ени-Салы и Кишлав. Бой за Ени-Салу окончился полным разгромом врага. Было  взято много трофеев, и даже рация, такая нужная нам. Фашисты, убегая, бросили даже походную кухню с теплым борщом. Наш боец Бубнов не утерпел, выхватил из котла кусок мяса и с аппетитом начал его есть.

     Ночь провели в доме одного татарина, а на рассвете двинулись в направлении деревни Кишлав. В деревню вошли без боя. Жителей осталось очень мало, большинство ушли в другие деревни. Расположившись в доме, стоящем на окраине, около леса. Вокруг деревни были выставлены посты. Три дня жили спокойно: отогрелись, подкрепились. Утром на 4-й день стоявший на посту Дмитрий Пшеничный доложил, что по дороге со стороны Карасубазара движется народ. Михаил Ильич Чуб дал команду занять оборону. Вскоре стало ясно, что движутся по направлению к деревне  гитлеровские части. Начался тяжелый неравный бой. Погиб Самойлов Виктор, Борис Ничиков и Долина, и мы были вынуждены отступать снова в лес.

    В деревне Кишлав, у хозяина, у которого расположился наш отряд, оказались три колхозных вола. Хозяин не давал их, Михаил Ильич дал ему расписку, что волов принял Ичкинский партизанский отряд, и ущерб колхозу после войны будет возмещен. Забрали волов и отступили вместе с ними. Через лес двинулись снова на Нижний Кока-Асан. С большими предосторожностями перешли дорогу, и тут волы нас чуть не подвели. В это время из Алушты шел по дороге на Карасубазар немецкий обоз. Надо было спешить. Я вел здорового черного вола. На самой дороге был гололед, вол упал и ни с места. Немецкие подводы приближались. Я вспомнил, в деревне мне говорили, что, если покрутить скотину за хвост, то она поднимается. Я стал упорно крутить, но вол продолжал лежать. Чуб кричит: « Бросай вола, скорее переходи!. Но мне было жалко бросать столько мяса. Я не послушался и продолжал крутить хвост вола. Наконец вол не выдержал, вскочил, и мы с ним успели почти перед самыми немецкими повозками скрыться в лесу.

    Я догнал отряд, и мы двинулись на Скирду, к себе «домой», в родные землянки, откуда мы начали наш поход по деревням.

 

 

                                                                                                  Крым  Яков Евгеньевич

                                                                                                  21 ноября 1978 год